Страница 14 из 14 ПерваяПервая ... 4567891011121314
Показано с 261 по 264 из 264

Тема: Его Святейшество Индрадьюмна Свами

  1. #261
    Шрила Индрадьюмна Свами
    Дневник странствующего монаха
    Том 14, глава 13

    23 июля 2017, Польша


    Ведь не пройти той же дорогой дважды




    Я знаю, что пружина моих биологических часов постепенно раскручивается. Бесполезно это отрицать. Это реальность. Мало того, что мне уже под семьдесят - я перенес две смертельные схватки с раком. Вероятность рецидива остается, и я ценю каждое мгновение на вес золота. Годы, что я провел, тренируясь в сознании Кришны, подготовили меня к приходу старости и болезней и приучили не скорбеть по их поводу. Более того, симптомы старости стали для меня мощным стимулом улучшать качество воспевания - главной деятельности в сознании Кришны - как в личной садхане, так и на людях. Как никогда прежде я осознаю, насколько мне повезло служить миссии моего духовного учителя и, как следствие, замечаю за собой, что, повторяя джапу, сосредотачиваю на каждом слоге маха-мантры все свое внимание. Я также вкладываю свое сердце и душу в воспевание на улицах разных городов по миру.

    Десятилетия сменяют друг друга – и с ними приходит ощущение безотлагательности. Количество лет, которое мне осталось прожить, скорее всего, будет числом однозначным, а не двузначным. Так что каждое утро, просыпаясь, я благодарю Шрилу Прабхупаду за возможность представлять - и преданным, которых я обучаю, и людям, которых встречаю - нашу величайшую* преемственность духовных учителей.

    Мы отправились рекламировать шестую по счету фестивальную программу (в городе Мендзыздрое на Балтийском побережье Польши), и я с радостью присоединился к поющей группе харинамы. Пока ответственная за монтаж сцены и тентов команда устанавливала их на лужайке главного городского парка, всего в нескольких метрах от переполненного пляжа - семьдесят преданных стали спускаться к песку. Мы прошли мимо троих одетых в черные кожаные куртки потертых мужчин с татуировками, слезавших со своих мотоциклов. Один из них сделал в нашу сторону угрожающий жест и непристойно выругался, двое других прошлись немного за харинамой, издеваясь над нами.

    - Не смотрите в их сторону, - сказал я преданным. - Просто продолжайте идти. Ничто и никто не в праве ослабить наш энтузиазм.

    Спустившись на пляж, мы стали петь, танцевать и раздавать красочные приглашения. Как всегда, люди были счастливы видеть нас, улыбались и махали в ответ. Было очевидно, что многие из них бывали на наших фестивали раньше.

    Одна девчушка, когда мы проходили мимо, подскочила с места и взволнованно спросила свою маму:

    - Мамочка, если я заговорю с ними, они меня поймут?

    - С ними надо говорить на Харе Кришна, - отвечает мама.

    - Это как на французском или немецком? - спрашивает девочка.

    - Совершенно верно, - серьезно говорит мама. - Придется тебе учить Харе Кришна.

    Наша процессия шла по многолюдному пляжу, и тысячи приглашений разлетались направо и налево. Большинство людей брали их, улыбаясь или обмениваясь с нами рукопожатиями, но одна женщина сердито прикрикнула на своего сына, когда тот взял пригласительный.

    - Дай мне сюда! - вскрикнула она. - Это опасные люди.

    - Опасные? - переспросил он недоуменно, отводя от нее приглашение подальше. - Они красиво одеты, они поют и танцуют, они улыбаются и приветствуют всех. Что это в них опасного?

    - Опасные и все тут! - громко заявила мать. - Все это знают.

    - Да все машут им в ответ, - сказал мальчик, - и все улыбаются. Вон кто-то книги у них покупает. Вроде никто не считает их опасными, кроме тебя.

    - Ты должен меня слушать! - прикрикнула она. - Выкинь в море.

    - Эх, мама.., – протянул мальчик и покачал головой. Она отвернулась. Он улыбнулся мне и сунул приглашение в карман.

    Мы шли по пляжу и пели уже около часа. В одном из самых переполненных мест остановились. Я немного рассказал собравшимся вокруг людям о фестивале, а также объяснил, почему мы поем. Они внимательно слушали, хлопали, где надо, и одобрительно кивали. Я подумал: «В древней Индии набожные люди пошли бы в храм или ашрам, чтобы услышать ведическое знание из уст садху или священнослужителя. А я тут в Восточной Европе посреди пляжа делюсь той же самой Абсолютной Истиной с загорающими людьми в купальных костюмах, многие из которых при этом держат банку пива. И они еще аплодируют и соглашаются со многими моими словами! Невероятная милость Шри Чайтаньи Махапрабху».

    Я закончил говорить, и несколько преданных пошли в толпу, предлагая книги Шрилы Прабхупады. Я улыбался, глядя на заинтересованных людей, приобретавших наши книги. Киртан и философия тронули их сердца. Отметил одну женщину в окружении по меньшей мере шестерых детей. Она сомневалась, покупать ей книгу или нет и, в конце концов, помотала головой. Мы двинулись дальше.

    Полчаса спустя один из ее сыновей догнал нас.

    - Мама все-таки решила купить книгу, - выговорил он, запыхавшись. - Вот деньги.

    Он взял «Бхагавад-гиту» и, все еще пытаясь отдышаться, продолжил:

    - Мама сказала, что вы ушли слишком далеко, и если бы один из нас даже побежал, то не догнал бы вас. Мы так боялись вас упустить, что…

    Он показал рукой на пляж. Его братья и сестры выстроились метрах в пятидесяти друг от друга, как эстафетная команда.

    - Вот как она хочет эту книгу! - пояснив, он побежал и передал книгу брату, который, в свою очередь, пробежал следующие пятьдесят метров и отдал книгу сестре. Девочка растворилась в толпе, и явно нашла там следующего своего брата или сестру, а первые двое братьев шли обратно по берегу уже не спеша.

    Мы пели на протяжении уже нескольких часов. Преданные подпрыгивали и кружились между людьми, пока те купались, загорали и ели мороженое. Одни преданные размахивали цветными флагами и вымпелами, другие раздавали вкусное печенье. Все находившиеся в пределах слышимости киртана восхищенно смотрели на нас. И тут я увидел троих байкеров. Скинув свои кожаные одежды, они расслаблялись на песочке в плавках.

    «О-о, - подумал я. - Приближаются проблемы».

    Но к моему изумлению, и они стали танцевать с нами, смеясь и пытаясь повторить мантру. Я, было, решил, что они издеваются, но нет, они явно сами получали от этого удовольствие. Ведущий киртана хотел было уже закончить петь, но я прокричал ему на ухо: «Продолжай! Не останавливайся!» Он посмотрел на меня вопросительно, будто говоря: «Да я совсем выдохся!» Он вел киртан уже более двух часов.

    Я покачал головой:

    - Продолжай, пока не скажу остановиться.

    Святые имена растопили сердца мужчин, которые совсем недавно вели себя так непочтительно. Они всё танцевали - а я улыбался всё шире и шире. Наконец, они повалились от изнеможения на песок, и я показал жестом в равной степени уставшему ведущему киртана, что он может остановиться. Мы пошли дальше, и когда я оглянулся, то один из байкеров улыбнулся и поднял вверх большой палец в знак одобрения. Мне же вспомнился один из моих любимых стихов, написанных Сарвабхаумой Бхаттачарьей:

    «C тех пор как Гауранга, сама святая форма любви к Шри Кришне, стал раздавать Свои дары из премы**, все - грешники, аскеты, пьяницы, бандиты, негодяи, воры - вдруг стали столь признательны Ему, что отвергли наслажденье чувств, как будто это яд смертельный, и в опьяненьи громко пели святые имена Шри Кришны, пока без сил не потонули в волнах океана Кришна-премы». [ Сушлока-шатакам, текст 49 ]

    Когда мы вернулись на территорию фестиваля, команда монтажников наносила последние штрихи на сцене и в тентах. Группа харинамы с трудом нашла время, чтобы успеть почтить прасадам, пока места у сцены не начали заполняться зрителями. Я видел, как преданные торопились приступить к своему служению.

    «Они настоящие бойцы, - думал я. - Ежедневно на харинаме по пять часов, потом еще пять часов служения на фестивале: и на сцене, и в ресторане, и на выставках. И так два месяца без остановки. Освобождение им гарантировано!»

    джалпанти хари намани
    чайтанйа гьяна рупатах
    бхаджанти ваишнаван йе ту
    те гаччханти харех падам

    «Кто воспевают имена Хари, при этом постигая знанье и следуя порядкам, что передал Чайтанья, а также те, кто поклоняются Вайшнавам - те непременно вступят в обитель Шри Хари». [ «Сушлока-шатакам», текст 80]

    Лишь только я присел посмотреть первую часть представления на сцене, как на территорию на велосипеде въехал молодой человек. Попетляв какое-то время среди толпы, он остановился напротив меня.

    - Учитель, учитель, - обратился он, - я вернулся! Проехал двести километров, чтобы попасть сюда. Вы же меня помните?

    - Помню, - сказал я, улыбнувшись. - Мы встречаемся на этом самом месте в этом городе каждое лето.

    - Точно, - ответил он. – Вы же знаете, почему я приезжаю. Один вечер, проведенный с вами, помогает мне весь оставшийся год. Серьезно. Представление, пение, ваши счастливые улыбающиеся лица - этого достаточно для того, чтобы у меня появились силы перенести все испытания жизни. Потому что я знаю - всеблагой Господь со мной.

    - Удивительно, - сказал я.

    - А вы не забыли, - с хитрецой произнес он, - об очередной вашей особой ежегодной милости ко мне, учитель?

    Мне пришлось напрячься.

    - Об угощении! - воскликнул он. - Я ведь человек бедный, потому и на велосипеде. Не могу купить даже билет на автобус! Представьте, как я голоден.

    Улыбнувшись и взяв его за руку, я отравился с ним в ресторан.

    - Этому моему другу я лично разрешаю есть всё, что он хочет и сколько хочет, - сказал я преданной на кассе.

    На другой стороне ресторанной палатки я увидел крупного мужчину со шрамами и синяками на лице. И узнал в нем еще одного необычного ветерана наших фестивалей.

    Подойдя поближе, тот сказал:

    - Я месяцами жду возможности поговорить с вами, на календаре подсчитываю, сколько же осталось до приезда фестиваля в город. Жизнь у меня все такая же трудная, едва свожу концы с концами. Стараюсь следовать вашему совету отнестись более серьезно к духовной жизни, но в последнее время дела идут совсем плохо. Только и думаю, что о своих бедах. Знаете, они ведь конфисковали мой дом.

    Он разрыдался.

    - Давайте поговорим на свежем воздухе, - предложил я.

    - Такая вот жизнь... ни жене, ни детям не в радость, - сказал он, когда мы вышли из ресторана. - Сплошная борьба за существование. В один прекрасный день я сдался. Решил повеситься на дереве у дороги, да проезжавший мимо мотоциклист остановился и перерезал веревку.

    - Жаль это слышать, - сказал я. - Помните, что я говорил вам в прошлом году?

    - Да, помню, - тихо ответил он. - Вы говорили, что все мы страдаем или наслаждаемся из-за своих прошлых дел. И что мы должны переносить печали и радости так же, как терпим смену времен года.

    - Да, - сказал я.

    - Еще что в трудные времена надо искать прибежище у Бога. И если жена у меня набожная католичка, я должен ходить с ней в церковь и просить Бога о руководстве.

    - И вы это делаете? - спросил я.

    - Вообще-то, нет, - ответил он, сконфузившись.

    - Но если вы не слушаете моего совета, что я могу поделать? - спросил я. - Это в ваших собственных интересах.

    - Да, - сказал он. - Пришло время стать серьезным и делать, что вы говорите. Я обещаю начать ходить в костел. Еще раз, как звучит молитва, которую вы тогда сказали мне повторять?

    Я написал Харе Кришна мантру и отдал ему.

    - Это имена Бога, - сказал я. - Самая могущественная молитва для нашей эпохи.

    - А это ничего, если я буду произносить их в костеле? - спросил он.

    - Почему бы нет, - ответил я. - Это воззвание к Господу всех религий.

    Когда мы прощались, он протянул мне пачку злотых.

    - Я не могу их взять, - сказал я.

    - Нет, пожалуйста! - настаивал он. - Я зарабатываю их по выходным в кулачных боях. Отсюда у меня все эти синяки и шрамы. Каждый год откладываю часть денег для вас. Прошу, пожалуйста, возьмите.

    Я взял деньги с намерением передать их на распространение книг Шрилы Прабхупады.

    Подошло время моей лекции. Я отправился к сцене, и сердце мое было полностью удовлетворено еще одним днем служения Господу.


    ****************************

    «Я думаю пройти по миру лишь однажды. Поэтому буду делать прямо сейчас все то хорошее, что только могу и выкажу любому встречному всю доброту, что только могу выказать. Да не отложу я ничего и не пренебрегу ничем, ведь не пройти мне той же дорогой дважды».

    [ Стивен Греллет, миссионер-квакер (1773-1855) ]


    _______________

    * в оригинале «our august succession» – «нашу августейшую преемственность» (прим. ред.)

    ** према (санскр.) – любовь к Кришне (прим. ред.)


    На английском – http://www.dandavats.com/?p=48925

    На сайте - Дневник странствующего монаха. Том 14

  2. #262
    Несмотря на то, что описанные роли совершенно чужды мне, все равно - огромное спасибо за переводы! Было интересно и приятно почитать
    Маленькое дерево с огромным корнем

  3. #263
    25 июля 2017

    Джапа Господа Чайтаньи

    ro-i ro-ijape gora krsna-nama-madhu
    amiyajharaye yena vimala vidhu

    "Weeping and weeping, Lord Gaura chants japa. He
    tastes the nectar of Krishna’s name, which is like
    nectar dripping from a spotless moon."

    siva vidhi nahi pay ay dr a pade bhaji
    taru-tale baithala saba sang a teji

    "Even Shiva and Brahma cannot approach to
    worship his feet. Leaving all companions, He sits
    alone under a tree."

    chadiya sakala sukha bhela asakati
    sata-kumbha kalevara bhava vibhuti

    "Shunning all pleasures, He became a materially
    disinterested ascetic. His body of seven cubits is filled
    with a great treasure of ecstatic spiritual love."

    dekhiya sakala loka anuksana kande
    vasudeva ghosa hiya thira nahi bandhe

    "Seeing him, everyone continuously weeps. Now
    Vasudev Ghosh’s heart cannot be peaceful."

    [ Sri Krishna Kathamrita Bindhi - Issue 404 - Jagadbandhu Bhadra.
    Gaura-pada-tarahgini. Sri Gauranga Press. Calcutta. 1931. Page 314 ]

    https://www.facebook.com/indradyumna...09780563733765










    26 июля 2017

    Жажду увидать Вриндаван

    Посреди всепоглощающего служения на иностранных берегах мой разум всё возвращается домой,
    во Вриндаван, вечную обитель любви и счастья...

    «Жажду увидать Вриндаван, немыслимая красота которого
    над красотой несчетных тысяч Купидонов верх одерживает,
    который голубоватым и золотым сиянием ярким озарен,
    который в океан вечных любовных игр погружен».

    [ Шрила Прабодхананда Сарасвати, Шри Вриндаван-Махимамрита, Первая шатака, текст 20 ]



    https://www.facebook.com/indradyumna...09787093176997
    Последний раз редактировалось Raja Kumari dasi; 12.08.2017 в 04:43.

  4. #264
    Шрила Индрадьюмна Свами
    Дневник странствующего монаха
    Том 14, глава 14

    31 июля 2017, Польша


    В одном ряду





    В последний день первой половины нашего летнего тура я проснулся в радостном расположении духа. Несмотря на плохую, не по сезону, погоду, все двадцать четыре фестивальные программы, уже проведенные нами на Балтийском побережье Польши, были успешными. Всё пока что складывалось благополучно. Тем не менее, я подумал об изменчивой природе этого мира и словах Шрилы Прабхупады ученику: «Когда угодно может произойти всё, что угодно». Но, отбросив эти мысли, вернулся к радостной действительности: сегодня намечался последний фестиваль перед сборами и переездом на другую нашу базу, на грандиозный фестиваль Вудсток. Готовясь к своему служению, я вспомнил цитату, привлекшую накануне мое внимание:


    Что счастье полноценной жизни есть?
    Довольным быть своим уменьем,
    По данному тебе пути с готовностью ступать,
    Благодарить за то, что минуло, ловить мгновенье,
    Приблизившейся смерти - и не страшиться, и не призывать.

    [ Марк Валерий Марциал, римский поэт (41-102 н.э.) ]



    Утром, встретившись на собрании со всеми преданными, я поблагодарил их за стойкость в служении, проявленную за последний месяц. Но и напомнил о трудностях, которые еще предстояло преодолеть. Физически преданные явно устали - но глаза их светились из-за их твердой решимости продолжать. Как же люблю я этих преданных!

    Позже отправились на харинаму, рекламировать фестиваль. Пляж в Устроние-Морские был забит до отказа: и одному человеку было негде ступить, что уж говорить о стопах семидесяти пяти танцующих преданных!

    - Идите ближе к воде! - крикнул я им.

    Но и там каждый дюйм песка был занят отдыхающими. Не оставалось ничего другого, как зайти в море и идти по плещущим волнам, по щиколотку в воде.

    - Вода ледяная! - воскликнул один преданный.

    - Это Балтийское море, - крикнул я в ответ, - не Тихий океан! Ступай, ступай вперед - скоро привыкнешь.

    Наверное, мы смешно смотрелись со стороны, когда шагали вот так по воде, по мокрому песку, пытаясь удержать равновесие и при этом петь и играть на музыкальных инструментах. Но люди явно нам симпатизировали: они выходили из воды, уступали дорогу и подбадривали нас. Какие-то женщины даже встали и захлопали, скандируя «Браво! Браво!»

    Тут на противоположной стороне пляжа показалась большая группа христиан. Они шли по направлению к нам с гитарами и своими хоругвями и пели славу Иисусу Христу! Я был поражен. За все годы харинам на пляжах Балтийского моря никогда еще я не видел поющих, подобно нам, христиан. Когда они поравнялись с нами, я улыбнулся, но шедший рядом со мной преданный высказался пренебрежительно.

    - Нет-нет, - сказал я. - не говори так. Чем отличается их деятельность от нашей? Ничем. И та, и другая во славу Господа. И еще, говорится: «Подражание - высшая форма лести».

    Улыбаясь, я помахал нескольким монахиням, сопровождавшим процессию поющих - они улыбнулись и помахали в ответ. На преданного рядом со мной это не произвело особого впечатления. Я посмотрел на него и процитировал слова Альберта Швейцера:

    «Этот мир не принадлежит тебе одному. Здесь живут и твои братья».

    Дальше по берегу, когда я остановил процессию киртана, человек двадцать отдыхающих спонтанно присоединились к нам и стали танцевать. Такое происходит каждый раз. Я не перестаю удивляться тому, с каким самозабвением танцуют с нами люди на польских пляжах. Самое логичное тому объяснение – это мгновенно очищающая сила святых имен. Святые имена столь могущественны, что тотчас превращают самое обыкновенное место в трансцендентную обитель.


    «И все благодатные реки – Шри Ганга, Сарасвати, Ямуна, Годавари - и все места святые есть там, где возглашают катху о Бхагаване**, о непогрешимом, Ачьюте».

    [ Шрила Рупа Госвами, Падьявали, текст 44 ]


    Киртан уже снижал обороты, и я обратил внимание на распространительницу книг, которая предлагала «Бхагавад-гиту» семейной паре в нескольких метрах от меня. Увы, книга их не заинтересовала, но тут одна из их дочерей, девушка лет шестнадцати, выхватила ее и крепко прижала к груди. Когда мать попыталась отобрать книгу у дочери, та принялась отбиваться и гримасничать. Она явно хотела получить ее. Посовещавшись с мужем, женщина, в конце концов, купила ей книгу. Как только мы тронулись дальше, я поинтересовался у преданной, продавшей книгу:

    - Что это там было?

    - Родители не заинтересовались, а вот девушка - да, - ответила та. - Ее поразили картинки в «Гите», и она прочла несколько стихов, пока я показывала их родителям. Я удивилась, когда она выхватила у меня книгу. Родители извинились, объяснив, что дочка глухонемая. Она не может слышать и говорить - но за такое короткое знакомство с книгой что-то в ней срезонировало, и она ни в какую не хотела с ней расставаться! Так что родители сдались и купили ей книгу.

    Я оглянулся посмотреть на эту семью. Мама и папа купались в море - а дочь сидела на пляже, полностью погруженная в чтение «Гиты».

    Наш трехчасовой киртан завершился, и видно было, что преданные устали. Не столько от того, что шагали по мягкому песку, по воде, сколько от двадцати четырех предыдущих харинам и двадцати четырех фестивалей!

    Когда мы вернулись на территорию фестиваля раньше обычного, Нандини подошла ко мне, явно чувствуя облегчение.

    - Шрила Гурудева, вас уже ждут гости. Вот, ушли с пляжа, зашли в отели, переоделись и уже здесь. - Она показала рукой на небольшую группу людей на скамейках перед сценой.

    Я замешкался на мгновение, подумав: «А я ведь устал». Но потом напомнил себе, что эти люди ищут общения с преданными, и сомнения улетучились.

    - Хорошо, дай мне десять минут. Нет грешникам покоя*, - пошутил я.

    - Каким грешникам? - не поняла Нандини.

    - Неважно, - ответил я. - Вернусь через десять минут.

    Я пошел в тенистое местечко подальше от палаток и прилег на траву. Спустя десять минут, освежив холодной водой лицо, отправился к тем людям, что хотели со мной поговорить.

    - Здравствуйте, меня зовут Кинга, - сказала девушка двадцати с небольшим лет. - Могли бы подписать мне «Бхагавад-гиту»? Купила ее сегодня на пляже.

    - Конечно, - отвечаю. - Ты первый раз на нашем фестивале?

    - Да, - говорит она. - Но я всё о вас знаю.

    - Правда? - слегка удивился я. - И как же ты всё о нас узнала?

    - Нет, я не имела в виду, что всё знаю обо всем этом, - произнесла она, обводя рукой фестивальное поле. - Я имела в виду, я знаю всё о ВАС, - и она показала на меня.

    Я озадачился.

    - Знаешь всё обо мне?

    - Да, - сказала она. - Два года тому назад я была в глубокой депрессии. Ходила к профессиональным психологам, но безрезультатно - я погружалась всё глубже и глубже. Однажды ночью, отчаявшись, я набрала в поисковике слово «счастье». Можете себе представить, сколько выпало разных ссылок! Решив рискнуть, я кликнула на ту, что гласила «Повторяй Харе Кришна и будь счастлив», и она привела меня к Движению Харе Кришна. Спустя полчаса я уже пролистывала вашу страничку на Фейсбуке. Не спала всю ночь, читала ваши посты, смотрела фотоальбомы и видео. То, как вы пели Харе Кришна, подействовало на меня успокаивающе. Через несколько дней я уже не могла без этой песни заснуть.

    И я многое узнала о вашем духовном учителе, Свами Прабхупаде. Когда я прочла о том, через сколько трудностей он прошел, чтобы принести учение Кришны на Запад, то все мои проблемы показались мне такими пустяковыми. Я начала повторять Харе Кришна и читать книги Харе Кришна он-лайн. Постепенно депрессия прошла, и сейчас я всё время чувствую себя счастливой. Врачи даже поверить не могут. И я не пропускаю ни одного вашего поста на Фейсбуке.

    В общем, я сказала маме, что хотела бы встретиться с вами лично, и мы подгадали отпуска под ваш фестиваль. Мне так не терпится, чтобы он поскорее начался. Когда вы будете петь?

    - Ближе к концу представления, - сказал я, немного смущенный, протягивая ей подписанный экземпляр «Бхагавад-гиты».

    - Вы не представляете, как много вы значите для меня, - сказала она. - Если бы не вы, то я, наверное, была бы уже мертва.

    Я онемел. Только лишь кивнул и помолился Шриле Прабхупаде о том, чтобы быть его достойным представителем.

    Следующей была женщина, которая показалась мне знакомой. Рядом с ней был ее муж.

    - Очень рада снова вас видеть! - сказала она, энергично пожимая мне руку. - Вы меня помните? Два дня назад, в Ревале, после лекции вы подарили мне свою гирлянду. И еще «Бхагавад-гиту».

    - Ах, да, - ответил я. - Помню. Я всегда после выступления отдаю гирлянду и «Бхагавад-гиту» кому-нибудь из зрителей.

    - Честно сказать, - продолжала она, - мне было совсем не интересно. Я толком и не слушала вашу речь, ждала следующего номера программы. Но меня тронула ваша доброта, и вчера я взяла с собой книгу на пляж. Короче говоря, я не могла от нее оторваться, читала и вчера, и сегодня весь день напролет. В ней все настолько логично. Сегодня притащила сюда своего мужа. Он инженер-химик, и я уверена, что он поймет вашу философию. Хотя в книге говорится, что для осознания этих вещей нужна помощь духовного учителя.

    - Вы быстро схватываете, - сказал я с улыбкой, подписывая экземпляр «Бхагавад-гиты», данный ей два дня назад.

    - Дома поставим эту книгу сразу за Библией, - сказала она.

    «Последовательность верная!» - подумал я.

    Следующей была статная, хорошо одетая дама. Она подошла вместе с дочерью и протянула мне старую зачитанную «Бхагавад-гиту».

    - Добро пожаловать на фестиваль, - сказал я, кивнув.

    - Спасибо, - ответила она. - Мы приходим на фестиваль уже шестнадцать лет. Дочке было два годика, когда пришли впервые.

    - Да, мы его любим, - сказала девушка. - У нас по всему дому фотографии с фестиваля. Все время крутим вашу музыку и «Бхагавад-гиту» читаем. Принесли ее сегодня вам подписать. Раньше приходили с бабушкой, но вот уже три года она не может, совсем старенькая стала.

    - О, жаль это слышать, - посочувствовал я.

    - Нет-нет, все в порядке, - сказала дама. - Мы звоним ей и, пока сидим и смотрим программу, держим телефон повыше, чтобы звук был четче. Она полностью прослушала все представления за те годы, что не смогла прийти.

    - Мы с мамой меняемся, держим телефон по очереди, а то шоу длится пять часов, и руки затекают, - сказала дочка, смеясь. - Больше всего бабушка любит ваше пение в конце. Мы многие ваши песни записали. Бабуля не уснет, не послушав, как вы поете!

    Подписав еще пару книг, я отправился к фургону освежиться и подготовиться к фестивалю. Шагая, я прокручивал в уме радостные утренние мысли.

    «А ведь и правда всё хорошо складывается», - решил я.

    И в тот же миг одна девушка-преданная бросилась бежать ко мне, крича в истерике:

    - Гурудева, Гурудева! Мне позвонили из дома, мама только что умерла! От внезапного сердечного приступа!

    Она рухнула передо мной, подбежали ее подруги и стали ее успокаивать. Я вспомнил пророческие слова Шрилы Прабхупады: «Всё, что угодно, может случиться, когда угодно».

    В такие моменты можно лишь предложить слова утешения скорбящему. Не время это для философии.

    - Простите, что плачу, - сказала девушка.

    - Плачь, плачь, - ответил я. - Мы всё понимаем. И мы здесь для тебя.

    Спустя десять минут она попросила:

    - Гурудева, пожалуйста, скажите мне какие-нибудь мудрые слова.

    Я процитировал Библию:

    «Всему своё время, и время всякой вещи под небом:
    Время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное;
    Время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить;
    Время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать».


    [ Экклезиаст 3:1 ]


    Какое-то время я мягко говорил с ней, поясняя слова Экклезиаста, и она мало-помалу успокоилась.

    - Можно рассказать вам мамину историю? - спросила она.

    - Да, расскажи, - ответил я.

    - Двадцать лет тому назад мама работала в аэропорту Екатеринбурга, в России. Как-то вы прилетели из Москвы, вас встречала целая толпа преданных. Вам надели прекрасную благоухающую цветочную гирлянду - она доходила вам до колен. Преданные сопровождали вас к выходу из терминала. А мама никогда раньше не видела их и стояла у дверей офиса, восхищенная. Заметив ее, вы подошли и надели ей гирлянду. Потом пошли, как ни в чем не бывало, дальше с группой киртана.

    Этот ваш жест тронул маму до глубины души. Так что гирлянда все это время висела у нее в офисе, пока в прошлом году мама не вышла на пенсию. Я, помнится, видела эту гирлянду всякий раз, когда приходила к ней на работу. И она рассказывала мне эту историю снова и снова. Три года тому назад я стала интересоваться сознанием Кришны, начала ходить в наш храм. Мама хорошо относилась к преданным, но меня отпускала как-то неохотно. В какой-то момент даже отговорила бывать в храме слишком часто.

    В прошлом году вы приехали в Екатеринбург на Ратха-ятру. Тогда я обратилась к вам с просьбой стать вашей ученицей. Вы милостиво согласились и спросили, поддерживает ли мама мой выбор. Я объяснила вам, что ее немного тревожит эта идея, и рассказала ту историю, как вы дали ей гирлянду в аэропорту двадцать лет тому назад. Ваши глаза засияли и вы сказали: «У меня есть одна идея!». Вы присели и написали маме нежнейшее письмо, прося ее не беспокоиться, потому что жизнь в сознании Кришны – это самая желательная вещь для молодежи. Вы пообещали ей, что будете приглядывать за мной и защищать. Отдав мне письмо, вы опять сняли с себя большую цветочную гирлянду и попросили передать маме вместе с письмом.

    Придя вечером домой, я первым делом протянула маме письмо. Она читала его, и по щекам у нее катились слезы. Когда она закончила, я отдала ей гирлянду, и тут она уже не могла сдержать рыданий. После этого все изменилось. Она не только поощряла мою практику сознания Кришны, она сама увлеклась. Стала постоянно ходить в храм помогать на кухне и не раз давала деньги на разные храмовые проекты. Все преданные любили ее, и она любила их всех.

    А сегодня рано утром у нее случился сердечный приступ. Скорая забрала ее в больницу. Мама попросила преданных приехать, побыть рядом с ней. Она оставила тело несколько часов назад, и много преданных вокруг нее сладко пели святые имена Кришны. Такой благоприятный уход. Как же мне мамы не хватает!
    Она вновь разрыдалась.

    - С твоей мамой будет все в порядке, - сказал я. - Она услышала безупречное послание о том, как выйти за пределы этого мира рождения и смерти, - то же самое, которое мы пытаемся донести до людей нашими фестивалями. Будь уверена: Кришна постепенно приведет ее обратно к Себе домой.


    ************************

    «Своим извечным состраданием Господь Чайтанья вернул людей обратно к жизни и милостью святых имен дал пересечь бездонный океан века раздоров. Так, милостью золотых лун Хари и Вайшнавов весть об именах Кришны из уст в уста передавалась».

    [ Сарвабхаума Бхаттачарья, Сушлока-шатакам, текст 46 ]





    ______________

    * цитата из книги пророка Исайи (прим. перев.)

    ** катха – разговоры, обсуждение тем, связанных с Бхагаваном, Верховной Личностью Бога (прим. ред.)



    На англ. http://www.dandavats.com/?p=49214
    На сайте https://traveling-monk.appspot.com/the-line-up/

Страница 14 из 14 ПерваяПервая ... 4567891011121314

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •